Сетевое издание "Медицина и образование в Сибири"
 
 
  

 
№ 4 - 2016 г.
14.00.00 медицинские науки
(14.03.00 Медико-биологические науки)

УДК 612.821:796]-055.1/.2

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВЕГЕТАТИВНОГО ТОНУСА У МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ ВО ВРЕМЯ ЗАНЯТИЙ СПОРТОМ

И. Ф. Крылова, В. Ю. Куликов, Н. Б. Пиковская

ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России (г. Новосибирск)

Для оценки вегетативного тонуса у молодых людей в процессе занятий спортом использован метод кардиоинтервалографии. Установлено, что в процессе тренировки у юношей и девушек одного возраста, занимающихся спортом без выраженных нагрузок в режиме обычных занятий физкультурой, есть гендерные особенности изменения вегетативной регуляции как в начале тренировочного процесса, так и во время восстановительного периода. У девушек снижение общей мощности спектра происходит за счет уменьшения влияния как высоко-, так и низкочастотной компоненты спектра, а у юношей только за счет низкочастотной. В восстановительном периоде у девушек общая мощность спектра остается низкой, а у юношей регуляторные влияния стволовых структур восстанавливаются.

Ключевые слова: сердечный цикл, регуляция, вегетативной нервная система, гендерные особенности, кардиоинтервалография.


Значимость оценки вегетативного тонуса обусловлена тем, что соотношение активности и реактивности отделов вегетативной нервной системы (ВНС) определяет не только функциональный статус внутренних органов, но и реализуются в особенностях поведения, эффективности аппарата памяти, в целом обучаемости и социальной адаптируемости, что особенно важно для подростков и юношей. Кроме того, как показано в нашей работе [1], отмечены определенные отличия в реакциях женского и мужского организма, этот вопрос изучен недостаточно, что и послужило побуждающим фактором для выполнения данной работы. Соотношение симпатических и парасимпатических влияний на состояние организма и поведение может быть оценено в покое путем использования различных анкетных методов или инструментальных исследований с последующим вычислением коэффициентов. Однако реактивность системы целесообразно оценивать с использованием как функциональных проб, которые тоже могут быть вариантами анкетирования, так и с использованием физических или психических нагрузок. Любая функциональная проба предполагает знакомство с новым видом деятельности в непривычных, зачастую и некомфортных условиях, что неизбежно сказывается на результатах, вызывая непропорциональную активацию симпатического отдела ВНС. Поэтому для оценки состояния ВНС нам показалось корректным и адекватным вариантом использование в качестве функциональной пробы привычных для молодых людей занятий физкультурой в соответствии с обычным режимом таких занятий. Кроме того, обследование молодых людей, не занимающихся спортом высоких достижений с большими нагрузками, позволяет исключить влияние эффекта тренированности как со стороны нервной системы, так и со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

Целью настоящей работы является оценка вегетативного тонуса у молодых людей начальных курсов университетов.

Материал и методы. Обследовано 35 юношей и 25 здоровых девушек без спортивной квалификации, средний возраст 18–20 лет.

Для оценки вегетативного статуса использован метод кардиоинтервалографии [2–4]. Запись кардиоинтервалограммы выполняли с использованием аппаратно-программного комплекса фирмы «Нейрософт», позволяющего проводить автоматическую обработку данных вариабельности ритма сердца (ВСР) на персональном компьютере. Программа формирует детальную таблицу амплитудно-временных характеристик анализируемого кардиокомплекса. Запись кардиоинтервалограммы проводилась 5 раз: перед тренировкой, после разминки, после максимальной нагрузки и через 15 и 30 мин отдыха. Полученные данные обработаны с помощью программы STATISTICA 7.0. Результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1

Сравнительный анализ параметров кардиоинтервалограммы у юношей и девушек в процессе тренировки (M ± m)

Показатели Этапы обследования
1
До начала тренировки
2
После разминки
3
Во время максимальной нагрузки
4
После 15-минутного отдыха
5
После 30-минутного отдыха
ЧСС девушки 80,1 ± 2,3 102,4 ± 3,2 107,4 ± 3,5 97,4 ± 3,5 85,7 ± 2,5
ЧСС юноши 82,1 ± 2,2 110,6 ± 2,2* 116,7 ± 2,3* 104,1 ± 1,7 97,5 ± 2,2*
ТР, мс² девушки 3634,3 ± 673,0 1437,8 ± 337,0 1047,7 ± 317,0 2016,4 ± 477,9 2207,2 ± 340,2
ТР, мс² юноши 4309,0 ± 970,0 1616,7 ± 758,0 870,5 ± 189,3 2119,1 ± 780,0 6065,1 ± 396,0*
HF, мс² девушки 1262,2 ± 248,3 424,1 ± 116,9 317,9 ± 136,0 806,9 ± 352,0 747,9 ± 138,0
HF, мс² юноши 1860,6 ± 566,9 870,9 ± 503,7 366,3 ± 126,3 709,1 ± 238,7 861,8 ± 298,3
LF, мс² девушки 1308,0 ± 275,1 426,0 ± 91,4 394,2 ± 133,0 827,1 ± 130,8 790,7 ± 151,3
LF, мс² юноши 1457,9 ± 277,6 235,1 ± 51,0 154,8 ± 39,0 911,8 ± 360,0 903,4 ± 266,0
VLF, мс² девушки 1064,1 ± 212,9 587,6 ± 204,4 335,5 ± 75,4 382,3 ± 52,6 668,6 ± 134,6
VLF, мс² юноши 990,4 ± 208,8 681,0 ± 286,7 224,2 ± 34,0 489,8 ± 205,0 648,5 ± 244,4
HF, % девушки 35,7 ± 2,8 20,5 ± 3,2 20,7 ± 3,4 24,2 ± 3,2 32,4 ± 2,7
HF, % юноши 34,7 ± 3,0 35,4 ± 4,5* 36,5 ± 4,1* 33,8 ± 3,0* 35,5 ± 4,4
LF, % девушки 34,0 ± 2,8 29,7 ± 2,5 33,6 ± 3,8 47,8 ± 2,7 37,5 ± 2,8
LF, % юноши 39,8 ± 2,9 25,3 ± 3,4 21,1 ± 2,7 42,7 ± 3,0 41,8 ± 3,7
VLF, % девушки 30,3 ± 3,1 49,9 ± 4,4 45,6 ± 4,8 27,9 ± 2,9 30 ± 3
VLF, % юноши 24,7 ± 1,7 39,4 ± 4,6 42,0 ± 4,6 23,4 ± 3,0 27,5 ± 4,7

Примечание: ТР (Total Power) — общая мощность спектра в диапазоне частот ≤ 0,4 Гц, HF (High Frequency) — мощноcть в диапазоне высоких (0,15–0,4 Гц) частот (волны длительностью 2,5–6,5 с), LF (Low Frequency) — мощность в диапазоне низких (0,04–0,15 Гц) частот (волны длительностью 6,5–25 с), VLF (Very Low Frequency) — мощность в диапазоне очень низких частот (≤ 0,04 Гц), волны длительностью более 25 с; * — p < 0,05

Для удобства, с учетом обсуждения данных 5-ти этапов обследования, в табл. 2 и 3 суммированы показатели достоверности отличий в соответствии с этапами тренировочного процесса у юношей и девушек.

Таблица 2

Достоверность изменений гемодинамических показателей у девушек, занимающихся аэробикой во время тренировки

Показатели Достоверность Показатели Достоверность
РЧСС 1–2 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–2 < 0,3 Недостоверно
РЧСС 2–3 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 2–3 < 0,3 Недостоверно
РЧСС 3–4 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 3–4 < 0,3 Недостоверно
РЧСС 4–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 4–5 < 0,05 Достоверно
РЧСС 1–3 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно
РЧСС 1–4 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–4 < 0,04 Достоверно
РЧСС 1–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–5 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 2–4 < 0,04 Недостоверно РVLF, мс² 2–4 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 2–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 2–5 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 3–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 3–5 < 0,04 Достоверно
РТР 1–2 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–2 < 0,04 Достоверно
РТР 2–3 < 0,3 Недостоверно РHF, % 2–3 < 0,3 Достоверно
РТР 3–4 < 0,04 Недостоверно РHF, % 3–4 < 0,04 Достоверно
РТР 4–5 < 0,04 Недостоверно РHF, % 4–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 1–3 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–3 < 0,04 Достоверно
РТР 1–4 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–4 < 0,04 Достоверно
РТР 1–5 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 2–4 < 0,04 Достоверно РHF, % 2–4 < 0,04 Недостоверно
РТР 2–5 < 0,04 Достоверно РHF, % 2–5 < 0,04 Достоверно
РТР 3–5 < 0,04 Достоверно РHF, % 3–5 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 1–2 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–2 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 2–3 < 0,3 Недостоверно РLF, % 2–3 < 0,3 Недостоверно
РHf, мс² 3–4 < 0,04 Достоверно РLF, % 3–4 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 4–5 < 0,3 Недостоверно РLF, % 4–5 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–3 < 0,04 Недостоверно
РHf, мс² 1–4 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–4 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 1–5 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–5 < 0,3 Недостоверно
РHf, мс² 2–4 < 0,04 Достоверно РLF, % 2–4 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 2–5 < 0,04 Достоверно РLF, % 2–5 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 3–5 < 0,04 Недостоверно РLF, % 3–5 < 0,04 Недостоверно
РLf, мс² 1–2 < 0,04 Достоверно РVLF, % 1–2 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 2–3 < 0,3 Недостоверно РVLF, % 2–3 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 3–4 < 0,04 Достоверно РVLF, % 3–4 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 4–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 4–5 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно РVLF, % 1–3 < 0,04 Недостоверно
РLf, мс² 1–4 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 1–4 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 1–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 1–5 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 2–4 < 0,04 Достоверно РVLF, % 2–4 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 2–5 < 0,04 Достоверно РVLF, % 2–5 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 3–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 3–5 < 0,04 Достоверно

Таблица 3

Достоверность изменений гемодинамических показателей у юношей во время тренировки

Показатели Достоверность Показатели Достоверность
РЧСС 1–2 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–2 < 0,3 Достоверно
РЧСС 2–3 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 2–3 < 0,3 Недостоверно
РЧСС 3–4 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 3–4 < 0,3 Недостоверно
РЧСС 4–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 4–5 < 0,05 Достоверно
РЧСС 1–3 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно
РЧСС 1–4 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–4 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 1–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 1–5 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 2–4 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 2–4 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 2–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 2–5 < 0,04 Недостоверно
РЧСС 3–5 < 0,04 Достоверно РVLF, мс² 3–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 1–2 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–2 < 0,04 Недостоверно
РТР 2–3 < 0,3 Недостоверно РHF, % 2–3 < 0,3 Недостоверно
РТР 3–4 < 0,04 Недостоверно РHF, % 3–4 < 0,04 Недостоверно
РТР 4–5 < 0,04 Недостоверно РHF, % 4–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 1–3 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–3 < 0,04 Недостоверно
РТР 1–4 < 0,04 Достоверно РHF, % 1–4 < 0,04 Недостоверно
РТР 1–5 < 0,04 Недостоверно РHF, % 1–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 2–4 < 0,04 Недостоверно РHF, % 2–4 < 0,04 Недостоверно
РТР 2–5 < 0,04 Недостоверно РHF, % 2–5 < 0,04 Недостоверно
РТР 3–5 < 0,04 Недостоверно РHF, % 3–5 < 0,04 Недостоверно
РHf, мс² 1–2 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–2 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 2–3 < 0,3 Недостоверно РLF, % 2–3 < 0,3 Достоверно
РHf, мс² 3–4 < 0,04 Недостоверно РLF, % 3–4 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 4–5 < 0,3 Недостоверно РLF, % 4–5 < 0,04 Недостоверно
РHf, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–3 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 1–4 < 0,04 Достоверно РLF, % 1–4 < 0,04 Недостоверно
РHf, мс² 1–5 < 0,04 Недостоверно РLF, % 1–5 < 0,3 Недостоверно
РHf, мс² 2–4 < 0,04 Недостоверно РLF, % 2–4 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 2–5 < 0,04 Недостоверно РLF, % 2–5 < 0,04 Достоверно
РHf, мс² 3–5 < 0,04 Достоверно РLF, % 3–5 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 1–2 < 0,04 Достоверно РVLF, % 1–2 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 2–3 < 0,3 Достоверно РVLF, % 2–3 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 3–4 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 3–4 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 4–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 4–5 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 1–3 < 0,04 Достоверно РVLF, % 1–3 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 1–4 < 0,04 Достоверно РVLF, % 1–4 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 1–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 1–5 < 0,3 Недостоверно
РLf, мс² 2–4 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 2–4 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 2–5 < 0,04 Недостоверно РVLF, % 2–5 < 0,04 Достоверно
РLf, мс² 3–5 < 0,04 Достоверно РVLF, % 3–5 < 0,04 Достоверно

Анализ параметров кардиоинтервалограммы в исходном состоянии свидетельствует о том, что у юношей и девушек перед началом тренировки баланс отделов ВНС одинаков — и абсолютные значения высоко- и низкочастотных компонент спектра, и их вклад в организацию ритма деятельности сердца не отличаются у юношей и девушек. Вклады высоко- и низкочастотных компонент спектра колеблются у всех молодых людей в области 34–39 %. Следует отметить, что увеличение до 30 % и более вклада низкочастотной компоненты является отражением увеличения активности парасимпатического отдела ВНС на фоне нормальной активности симпатического отдела [1–3]. Такое перераспределение в сторону повышения парасимпатических влияний во время подготовки к тренировке в покое может, на наш взгляд, отражать вариант предстартового состояния, когда увеличивается еще не влияние раздражения сосудистых рецепторов увеличенным сердечным выбросом, а «готовность» сосудодвигательного центра, которая может проявляться увеличением возбудимости его нейронов. Такой вариант предстартовой готовности, возможно, обусловлен сформировавшимися условно рефлекторными связями. Вместе с тем, в наших предыдущих работах [4] при обследовании здоровых молодых людей появились основания предположить, что высокий парасимпатический тонус скорее отражает морфологические особенности сердечно-сосудистой системы, а не уровень активности вегетативных центров.

Кроме того, при обследовании молодых людей и не занимающихся спортом, и спортсменов высокой квалификации [4–6] всегда регистрируется высокий уровень активности парасимпатического отдела ВНС как по абсолютной величине, так и по вкладу в регуляцию высокочастотной компоненты спектра. Можно предположить, что такой высокий уровень вегетативной активности в равной степени и симпатического, и парасимпатического отделов является особенностью, характерной для молодых людей, принимая во внимания высокую возбудимость структур ретикулярной формации.

Как видно из данных, представленных в табл. 1 и на рис. 1, динамика изменения ЧСС у юношей и девушек однонаправлена, но степень изменений выражена у юношей в значительно большей степени. Обращает на себя внимание даже не столько увеличение ЧСС в начале тренировочного процесса, сколько сохранение у юношей высоких значений ЧСС после 30-минутного отдыха. На рис. 2 видно, что у юношей и девушек в начале тренировочного процесса наблюдается резкое падение общей мощности спектра регуляции ритма сердца. Такое перераспределение регуляторных влияний на сердце отмечено нами [6, 7] при обследовании спортсменов с высоким уровнем тренированности и рядом исследователей у спортсменов различной квалификации [8–10].

Рис. 1. Динамика ЧСС во время обследования

Можно предположить, что активация рецепторного аппарата скелетной и дыхательной мускулатуры, влияние коры больших полушарий приводит к активации ретикулярной формации ствола мозга и эрготропных зон гипоталамуса. Это повышение активности РФ, следовательно, активация вышерасположенных структур головного мозга может быть тем физиологическим фактором, который иерархически подавляет активность сосудодвигательного центра ствола мозга, принимая на себя большую часть влияний на сердечный ритм. Кроме того, не следует исключать влияний моторной коры больших полушарий на подкорковые центры, поскольку выработка прочных условнорефлекторных связей, динамических стереотипов у спортсменов облегчает переход от замысла движения к выполнению моторных программ именно через активацию подкорковых структур — базальных ганглиев и таламуса. Судя по полученным данным, такой вариант реакции отражает вход в тренировочный процесс для всех лиц, занимающихся спортом, даже без значительных нагрузок. Следовательно, перераспределение центральных влияний на сердце со стволового уровня на более высокие структуры является универсальным вариантом включения в тренировочный процесс любой степени нагрузочности и сложности.

Падение общей мощности спектра регуляторных влияний обусловлено у юношей и девушек незначительным, но достоверным снижением вклада в регуляцию низкочастотной компоненты спектра (табл. 1–3), т. е. падает роль симпатической части ВНС в регуляции ритма сердца. Этот факт подтверждает наши предположения о перераспределении влияний на сердце со стволового уровня на вышерасположенные структуры мозга. Кроме того, можно предположить, что у здоровых молодых людей в процессе тренировки с умеренной нагрузкой для увеличения кровоснабжения работающих мышц оказывается достаточно внутрисердечных механизмов регуляции, в частности увеличения минутного объема крови в соответствии с преднагрузкой, обусловленной ростом венозного возврата.

Рис. 2. Динамика общей мощности спектра во время обследования

В динамике изменений общей мощности спектра регуляторных влияний обращает на себя внимание существенное повышение этого показателя у юношей в период отдыха (рис. 2). Для понимания этого феномена обратим внимание на динамику изменений высокочастотной компоненты спектра, отражающей вклад парасимпатических влияний на ритм сердца. У девушек падение общей мощности спектра происходит в соответствии со снижением и симпатических, и парасимпатических влияний (табл. 1, рис. 3, 4), в то время как у юношей только за счет снижения симпатических влияний. Вклад высокочастотной, вагусной компоненты спектра у юношей не изменяется ни в процессе тренировки, ни во время отдыха. Возможно, в определенной степени и рост общей мощности спектра во время отдыха обусловлен именно этим влиянием.

Неизменный уровень высокого вклада в регуляцию ритма сердца низкочастотной компоненты во время тренировки у юношей может быть отражением повышения тонуса кардиоингибирующей, вагусной зоны в ответ на увеличение минутного объёма кровотока (МОК). Поток импульсов от рецепторов растяжения каротидного синуса и дуги аорты, поступающий в кардиоингибирующую зону, не снижает ЧСС, поскольку высокий ритм деятельности сердца поддерживается вышерасположенными структурами. Вероятно, у девушек либо рост МОК незначителен в силу меньших размеров сердца, либо ниже возбудимость чувствительных и двигательных ядер блуждающего нерва.

Рис. 3. Динамика абсолютных значений высокочастотной компоненты спектра

Рис. 4. Динамика вклада в регуляцию высокочастотной компоненты

Обсуждая механизмы, поддерживающие не снижающийся вклад в регуляцию ритма сердца высокочастотной компоненты у юношей, необходимо отметить, что у юношей-спортсменов высокой квалификации наблюдается динамика изменения этого параметра сходная с таковой у девушек [7]. На рис. 5 представлено сравнение динамики вклада высокочастотной компоненты в регуляцию ритма сердца у юношей-спортсменов различной квалификации. Можно предположить, что длительность тренировочного процесса и его эффективность приводят к адаптации миокарда, что позволяет сердцу обеспечивать адекватное обеспечение кровоснабжения работающих мышц без значительного повышения МОК.

Рис. 5. Динамика вклада высокочастотной компоненты у юношей с различной степенью тренированности

Выводы

  1. У юношей и девушек начало тренировочного процесса сопровождается значительным падением общей мощности спектра регуляции ритма сердца с перераспределением влияний к вышерасположенным структурам головного мозга.
  2. У девушек снижение общей мощности спектра происходит за счет уменьшения влияния как высоко-, так и низкочастотной компоненты спектра, а у юношей только за счет низкочастотной.
  3. В восстановительном периоде у девушек общая мощность спектра остается низкой, а у юношей регуляторные влияния стволовых структур восстанавливаются.
  4. Процесс перехода регуляторных влияний к стволовым структурам у юношей происходит на фоне высокого уровня активности парасимпатических зон сосуододвигательного центра.

Список литературы

  1. Анализ вариабельности сердечного ритма при использовании различных электрокардиографических систем / Р. М. Баевский [и др.] // Вестн. аритмологии. — 2001. — С. 65–86.
  2. Котельников С. А. Физиологические механизмы, лежащие в основе ВРС / С. А. Котельников, А. Д. Ноздрачев, М. М. Одинак // Физиология человека. — 2002. — Т. 28, № 1. — С. 130–143.
  3. Флейшман А. Н. Вариабельность ритма сердца и медленные колебания гемодинамики / А. Н. Флейшман. — Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2009. — 186 с.
  4. Пиковская Н. Б. Особенности регуляции артериального давления у юношей в зависимости от вегетативного статуса [Электронный ресурс] / Н. Б. Пиковская, В. Ю. Куликов, А. В. Абрамцова // Медицина и образование в Сибири : сетевое научное издание. — 2012. — № 2. — Режим доступа : (http://ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=658). — Дата обращения : 18.10.2016.
  5. Гендерные особенности структуры сердечного цикла при проведении дыхательной пробы у лиц молодого возраста [Электронный ресурс] / В. Ю. Куликов, Н. Б. Пиковская, А. В. Алферов, А. А. Дюбченко, А. И. Чертенков // Медицина и образование в Сибири : сетевое научное издание. — 2014. — № 3. — Режим доступа : (http://ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=1415). — Дата обращения : 09.10.2016.
  6. Анализ параметров кардиоинтервалограммы у спортсменов, занимающихся бразильским джиу-джитцу в процессе тренировки [Электронный ресурс] / И. Ф. Крылова, Ф. Ё. Балтабаев, А. О. Новиченко, В. Ю. Куликов, Н. Б. Пиковская // Медицина и образование в Сибири : сетевое научное издание. — 2015. — № 3. — Режим доступа : (http://ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=1767). — Дата обращения : 08.10.2016.
  7. Динамика вегетативного обеспечения тренировочного процесса у юношей и девушек на основании кардиоинтервалографии [Электронный ресурс] / Н. Б. Пиковская, И. Ф. Крылова, В. Ю. Куликов, А. Н. Патрушев, Л. А. Дубковская // Медицина и образование в Сибири : сетевое научное издание. — 2016. — № 1. — Режим доступа : (http://ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=2016). — Дата обращения : 29.10.2016.
  8. Велибеков Я. В. Регуляция сердечной деятельности и интенсивность процессов восстановления у спортсменов высокой квалификации / Я. В. Велибеков, Я. В. Викулов // Вариабельность сердечного ритма : теоретические аспекты и практическое применение : тез. докл. IV Всерос. симпоз. с междунар. участием. — Ижевск, 2008. — С. 63–65.
  9. Воронина Г. А. Характеристика основных параметров вариабельности сердечного ритма как показатель тренированности лыжников-гонщиков / Г. А. Воронина, Р. И. Сафарова // Вариабельность сердечного ритма : теоретические аспекты и практическое применение : тез. докл. IV Всерос. симпоз. с междунар. участием. — Ижевск, 2008. — С. 65–68.
  10. Использование анализа вариабельности ритма сердца для контроля подготовки спортсменов стрелковых видов спорта / А. А. Новиков, А. В. Михайлова, А. С. Давыдов, А. В. Смоленский // Вестник Удмуртского университета. — 2012. — Вып. 1. — С. 26–31.

 

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2020



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Архив новостей


Rambler's Top100