Сетевое издание "Медицина и образование в Сибири"
 
 
  

 
№ 1 - 2014 г.
14.00.00 медицинские науки

УДК 616.89-085:159.922.4+615.851

МЕНТАЛИЗАЦИОННО-МЕДИТАТИВНЫЕ ПОДХОДЫ В СТРУКТУРЕ ТЕРАПИИ АДДИКЦИЙ

Ц. П. Короленко, Т. А. Шпикс

ГБОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России (г. Новосибирск)

В работе приводится дефиниция ментализации как нового термина в современной психологии, определяющего наблюдение за собственными психическими процессами и психическими процессами у других лиц. В процессе исследования было обнаружено, что обучение ментализации является необходимым компонентом, обеспечивающим эффективность терапии лиц с химическими и процессными формами аддикции. Формирование навыков ментализации проводилось с использованием трансцендентальной медитации, особенностью которой было фокусирование внимания на собственном психическом состоянии. Состояния, возникающие во время медитирования, объективизировались исследованием психофизиологических параметров.

Ключевые слова: аддикции, терапия, ментализация, обучение ментализированию, трансцендентальная медитация.


Введение. Ментализация, по определению Fonagy [2], представляет собой способность распознавать свои психические состояния, а также психические состояния других. Она включает способность думать о мыслях, эмоциях, желаниях и потребностях; видеть, что эти внутренние процессы могут воздействовать на совершаемое собой и другими действия, будучи в то же время отделенной от действий. Ментализация является формой имиджинативной психической активности, которая позволяет чувствовать и понимать, что переживает и о чем думает другой человек, прослеживать изменения, происходящие в эмоциональных реакциях, мыслях и установках.

Компонентом, затрудняющим проведение эффективной терапии аддиктивных расстройств, является то, что принято называть «отсутствием критического отношения» к аддиктивной проблеме. Анализ отсутствия критического отношения к аддиктивному процессу на разных его этапах показывает невозможность объяснить этот феномен снижением интеллектуально-мнестических функций. Как известно, аддикциями страдают лица с различным коэффициентом интеллекта, в том числе интеллектуальные и высокоинтеллектуальные лица. Отсутствие критики не связано также с нарушениями логического мышления. Многие аддикты способны описать отрицательные последствия аддикций, используя при этом различные источники информации на эту тему.

Большое значение в механизме отсутствия критического отношения имеет недостаточность ментализации аддиктивной динамики. Аддикты, обычно, оказываются неспособными фокусировать внимание на своем психическом состоянии, связанном с симптомами и динамикой аддикций. Это не дает возможности критически оценить происходящее и мобилизовать волевые усилия для остановки или обратного развития прогрессирующей аддиктивной динамики.

Таким образом, в результате недостаточной ментализации вся информация об аддиктивном процессе, которой располагает аддикт, воспринимается и оценивается вне границ собственного организма и своей психики. Информация об аддикции и ее последствиях находится во внеличностном поле и рассматривается как оторванная от собственного Я, существующая в пространстве в виде безличностной абстракции. В этой ситуации создаются условия сравнительно легкой проекции всего относящегося к аддикции и этого безличностного поля на какого-то конкретного другого, которому приписываются разнообразные отрицательные аддиктивные характеристики с их разрушительной динамикой. Формирование критического отношения к аддикциям является необходимым условием появления антиаддиктивной установки, что возможно лишь в условиях ментализации аддикции.

Ментализация возможна при фокусировании внимания на своем психическом состоянии, что требует волевых усилий, имеющих сходство с таковыми во время медитации. В этом контексте можно утверждать, что обучение техникам медитации способно быть полезным инструментом в обучении ментализации.

Медитация относится к традиционным практикам йоги. Йога (санскр., буквально — связь, сосредоточение, усилие) в самом общем смысле — учение и метод управления психикой и психофизиологией человека в целях достижения высших психических состояний (БСЭ).

Под трансцендентальной медитацией (происходит от лат.transcendens — перешагивающий, выходящий за пределы, и meditatio — размышление, обдумывание) понимают технику медитации c использованием мантр. Во время занятий трансцендентальной медитацией человек переживает состояние спокойного бодрствования, когда тело полностью расслаблено, а ум выходит за пределы своей активности и достигает абсолютно спокойного, но полностью сознательного состояния. Murphy et al. [4], Walton et al. [7] относят технику трансцендентальной медитации к наиболее широко применяемым в мире медитативным техникам.

Corsini [5] определяет практику трансцендентальной медитации как «динамичный процесс, характеризуемый: перемещением внимания с активного, поверхностного уровня мышления и восприятия на более спокойный и абстрактный уровень; трансцендентированием тончайшего уровня мышления с переходом к состоянию полного самосознания...; переходом внимания назад — к более активным уровням мышления. Эти три фазы, отличающиеся по физиологическим характеристикам, циклически повторяются множество раз в каждой сессии трансцендентальной медитации и определяют состояние спокойной осознанности — глубокого физиологического отдыха и растущей пробужденности ума».

Отдельные исследования посвящены использованию техники трансцендентальной медитации для профилактики и лечения химических аддикций [1, 6].

Цель работы: исследование нарушений ментализации, выявляемых в процессе психотерапии пациенток с аддиктивными нарушениями, в обучении ментализированию в обычном состоянии сознания и ментализированию в состоянии трансцедентальной медитации.

Материалы и методы. Нами наблюдались 60 пациенток в возрасте от 18 до 45 лет (средний возраст 31 ± 2,5 года) с химическими (алкоголизм) и процессными формами аддикций (шоппинг и патологический гэмблинг), которые обратились за психотерапевтической помощью в связи с желанием освободиться от аддиктивной зависимости, выйти из конфликтных ситуаций в личной и профессиональной сферах.

В процессе психологического интервью у пациенток обнаруживалось нарушение способности к ментализации, что выражалось в неспособности оценить происходящее объективно, «со стороны», провести самоанализ происходящих изменений.

Техника трансцендентальной медитации использовалась в процессе обучения ментализации, особенностью которой было фокусирование внимания на собственном психическом состоянии. Предлагалось создать индивидуальный образ, символизирующий психическое состояние, и концентрировать внимание на этом образе. Состояния, возникающие во время медитирования, объективизировались исследованием психофизиологических параметров с использованием аппаратно-програмного комплекса «БОС-ТЕСТ Профессионал». Применяемая методика исследования — вариабельность сердечного ритма («Пульсар» с фотоплетизмографией).

Результаты исследования. Наблюдения за психодинамикой ментализационного процесса обнаруживают, что мы встречаемся здесь с феноменом «ловушки 22». Термин «ловушка 22» вошел в употребление в связи с повестью того же названия, автором которой является Joseph Heller [3]. Термин относится к проблемным ситуациям, единственное решение которых оказывается невозможным в связи с самими особенностями проблемы. В ситуациях, лишенных эмоционального напряжения, когда все идет «гладко», ментализирование при прочих равных условиях не требует особых усилий и происходит автоматически с использованием предшествующего опыта. Однако в состояниях эмоционального стресса, конфликта, повышенной ответственности, когда ментализация особенно необходима, вход в ее зону оказывается невозможным или требует чрезвычайных усилий. Это очень часто приводит к тому, что ментализирование включается только после того, как что-то уже совершилось с плохими последствиями.

В процессе психодинамической психотерапии необходимо развивать у пациентов/пациенток способность к ментализации в стрессовых ситуациях повседневной жизни под общим девизом: «Остановись и задумайся над этим». Возможность ментализации оказывается превосходным буфером предотвращения импульсивных поступков, эмоциональных срывов, необдуманных действий с разрушающими последствиями.

Наблюдаемые нами пациентки с пищевыми аддикциями с приступами употребления большого количества еды обнаруживали в эмоционально напряженных ситуациях реагирование по типу стимул-реакция. У них не была достаточно представлена способность продумывания своих действий, что приводило к частым конфликтным ситуациям в профессиональной и интимной сферах.

Наиболее выраженными у данных пациенток были проблемы с межличностными отношениями. Преобладающая часть пациенток были незамужними (70 %), из них только 20 % имели сексуальных партнеров. Всего лишь 16 % замужних женщин положительно отзывались о своих мужьях. У 58 % женщин не было подруг, или, имея подруг, они говорили о том, что не были с ними достаточно откровенными. Отсутствие стабильных доверительных отношений в семейной жизни и в дружбе является не случайным, так как именно сфера межличностных отношений требует преобладания обдумывания над немедленной реакцией.

Продумывание — это более зрелая форма поведения, необходимая для адаптации к социальным условиям окружающего мира. Продумывание позволяет найти наиболее подходящий ответ на ситуацию; оно включает мыслительный процесс, использование предшествующего жизненного опыта. Аддикты, реагирующие по типу немедленной реакции, как правило, эмоционально задевают, обижают, оскорбляют других людей, вызывая у них отрицательные эмоции.

Реагирование на события с продумыванием ситуации и своего ответа на эту ситуацию подразумевает присоединение внутренних резервов, при котором человек проявляет уникальность своей личности, раскрывая его отношение к событию и его разностороннюю оценку. Реакции в межличностных отношениях, таким образом, всегда должно предшествовать ее обдумывание, что отсутствует в поведении аддикта.

Ментализация совершенствует межличностные отношения, раскрывает новые возможности, вызывает углубление содержания межличностных контактов, формирование усиливающегося доверия к заслуживающим последнего людям, способствует созданию качественных межличностных контактов, помогая избавиться от чувства одиночества и затерянности в мире поверхностных, прагматических связей постсовременной культуры.

Восстановление ментализации является важным компонентом улучшения психического состояния у клиентов с различными уровнями психических нарушений: непсихотическими, личностными и психотическими. Обучение ментализации или восстановление потерянных навыков ее реализации выступает в настоящее время в качестве основных целей психодинамической психотерапии.

Терапевтический подход заключается в усилении способности к ментализации в ее разных аспектах для того, чтобы индивид мог лучше решать проблемы и эффективнее справляться с эмоциональными состояниями, особенно в межличностных отношениях. Терапевтическая цель состоит в интроекции (введении) ментализационного подхода в отношения и проблемы, в формировании чувства любопытства в отношении своего психического состояния и состояния других людей.

Следует подчеркнуть, что ментализационный процесс является внутренним психическим процессом и не проявляется в каких-либо действиях, в изменении моторики и поведения. Ментализирование не находит отражение ни в какой форме внешней активности. Наблюдение за переживаниями носит исключительно внутрипсихический характер. Тем не менее, многие поступки, действия, активности или их отсутствие являются результатом предшествующего периода ментализации и носят, таким образом, продуманный, неспонтанный характер.

Пациенток обучали ментализированию в обстановке доверительных отношений, уверенного аттачмента психотерапевта посредством погружения в эмоциональное состояние самонаблюдения с переживанием и мыслями о своих чувствах и их причинах. Обучение ментализации было особенно эффективно, если проводилось специалистом, способным ментализировать свое состояние и состояние обучающегося пациента. Ментализируя, терапевт, таким образом, помогает ментализировать пациенту. Терапевтический альянс обеспечивается взаимным ментализированием психотерапевта и клиента.

В этом контексте можно говорить о ментализационном подходе. Ментализационный подход предполагает открытость, любознательность в познании того, что происходит в собственной психике и психике другого. В процессе обучения ментализации пациенткам на сознательном уровне предлагалось направленно размышлять о причинах своих действий или их отсутствия. Например, задуматься, «почему я веду себя так, что произвожу плохое впечатление на других». В процессе сознательного ментализирования возникающие чувства внутренне вербализуются, что может быть связано с желанием разобраться в себе или же с желанием поделиться с кем-то своими переживаниями. Пациенткам также предлагалось рассказать, как у них регистрируются эмоциональные состояния: тревога, депрессия, апатия. Предлагалось подумать о причинах, с которыми связано возникновение этих состояний (внешних и внутренних).

Процесс ментализирования трудно объективизировать, поскольку он включает интегральные компоненты таких психических функций как воображение, эмпатию, способность к фокусированию внимания на отдельном объекте, отвлечение от мешающих внешних воздействий. Одним из элементов ментализации является способность к медитации. Психофизиологическое исследование последней более доступно и легче объективизируется и приближает к пониманию психофизиологических механизмов, задействованных при ментализации. Наиболее приближенной к ментализации является трансцендентальная ментализация.

Техника трансцендентальной ментализации, использованная нами в процессе психотерапии пациенток с химическими и процессными аддикциями, заключалась в том, что пациентке предлагалось выбрать для себя индивидуальный образ, символизирующий психическое состояние и концентрировать внимание на этом образе. Этот образ должен был сохраняться в тайне и не должен сообщаться исследователю. Клиентке предлагалось фокусироваться на этом образе в течение нескольких минут в течение дня, что могло включать состояния перед просыпанием и непосредственно после пробуждения. Концентрация внимания на образе должна быть максимальной с отстранением от внешних раздражителей, что обычно удавалось пациенткам совершать постепенно по мере накопления опыта. Пациентке объяснялось, что имидж психического состояния может носить подвижный, изменяющийся характер и может входить в качестве компонента составной части каких-то других образов, отражающих, например, представление пациентки о таких эмоциональных состояниях как депрессия, тревога, радость, блаженство, страстное желание и др. Состояния, возникающие во время медитирования, объективизировались изучением психофизиологических параметров: оценивались вариабельность сердечного ритма, частота сердечных сокращений, уровень нервно-психического напряжения.

Динамика обучения ментализации у пациенток зависела от особенностей личности пациенток, заинтересованности в результатах терапии. Однако все пациентки отмечали изменение отношения к себе и к окружающим, лучшее понимание того, что чувствуют их близкие. Пациентки обращали внимание на появление у себя тенденции к обдумыванию ситуации перед принятием решения о дальнейших действиях, отмечали то, что стали получать удовольствие от самого процесса концентрации внимания на своем психическом состоянии. 82 % пациенток с алкогольной аддикцией и 65 % пациенток с нехимическими аддикциями сообщили, что в процессе трансцендентальной ментализации им удалось обнаружить психологические состояния и ситуации, которые в прошлом провоцировали их аддиктивные реализации.

Выводы. Обучение техникам медитации является эффективным инструментом в обучении ментализации. Развитие в процессе динамической психотерапии аддиктов способности к ментализации, обучение ментализированию помогает им распознавать триггеры аддиктивных реализаций, дает возможность анализировать и давать правильную оценку эмоциональной реакции и поведения самих себя и окружающих, усиливает антиаддиктивные мотивации и тем самым позволяет избежать риска возвращения к аддиктивному поведению.

Список литературы

  1. Alexander C. N. Treating and preventing alcohol, nicotine, and drug abuse through Transcendental Meditation: A review and statistical meta-analysis / C. N. Alexander, P. Robinson, M. Rainforth // Alcoholism Treatment Quarterly. — 1994. — Vol. 11. — P. 13–88.
  2. Fonagy P. Thinking about thinking: Some clinical and theoretical considerations in the treatment of a borderline patient / Р. Fonagy // International Journal of Psycho-Analysis. — 1991. — Vol. 72. — P. 639–656.
  3. Heller J. Catch 22 / J. Heller. — First Edition. — London : Cape, 1962. — 443 p.
  4. Murphy M. The Physical and Psychological Effects of Meditation : A Review of Contemporary Research with a Comprehensive Bibliography / M. Murphy, S. Donovan, E. Taylor. — Sausalito, California : Institute of Noetic Sciences, 1997. — P. 1931–1996.
  5. The Corsini Encyclopedia of Psychology and Behavioral Science. — 3rd edition. — New York : John Wiley & Sons, 2001. — P. 1705–1706.
  6. Walton K. G. A neuroendocrine mechanism for the reduction of drug use and addictions by Transcendental Meditation / K. G.Walton, D. Levitsky // Alcoholism Treatment Quarterly. — 1994. — Vol. 11 (1/2). — P. 89–117.
  7. Walton K. G. Review of controlled clinical research on the Transcendental Meditation program and cardiovascular disease : Risk factors, morbidity and mortality / K. G. Walton // Cardiology in Review. — 2004. — Vol. 12 (5). — P. 262–266.

 

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2020



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Архив новостей


Rambler's Top100